Архив Апрель, 2015

Опубликовано: 17 апр. 2015 г.

Доклад прочитан 14.04.2015 на Методологическом семинаре Сектора восточных философий «Востоковедение и сравнительная философия в XXI веке: вызовы и перспективы» (Институт философии РАН, г. Москва). Модератор: В.Г. Лысенко. В обсуждении приняли участие С.Ю. Бородай, В.Г. Лысенко (д.ф.н.), А.В. Смирнов (д.ф.н.), А.В. Вдовиченко (д.ф.н.), Ю.Е. Пахомов, В. Ткаченко и др.

В главном докладе была сделана попытка осветить достижения в исследовании лингвистической относительности и показать актуальность этой проблемы для философии

Аннотация:

Представление о том, что структура родного языка влияет на мышление, восприятие, память и отдельные когнитивные способности, получило название гипотезы лингвистической относительности. Эта гипотеза была впервые сформулирована на профессиональном лингвистическом и антропологическом уровне в рамках американского дескриптивизма, что связано с углубленным изучением америндских языков, обладающих целым рядом особенностей в сравнении с индоевропейскими языками. Ключевую роль сыграло появление компаративных работ Эдварда Сепира и Бенджамина Уорфа в 30-е гг. XX века. С этого периода принцип лингвистической относительности, или гипотеза Сепира-Уорфа, активно изучается языковедами и психологами, но, надо сказать, с переменным успехом. Исследования достигают кульминации в 90-е гг. XX – нач. XXI в., когда лингвистическая относительность перестает быть всего лишь гипотезой и, по сути, трансформируется в масштабный когнитивно-антропологический проект, который посредством сравнительного анализа представителей разных культур призван определить подлинное место языка в структуре познания. С 90-х гг. XX в. вышло несколько сотен эмпирических исследований, а количество подвергнутых анализу языковых сообществ выросло в разы, но оно все еще остается ничтожным в сравнении с общим числом народов, проживающих на планете.

На лекции рассмотрены некоторые примеры влияния языка на познавательные способности, которые были продемонстрированы эмпирически в последние десятилетия.

Также вкратце описан механизм интеграции языка в когнитивную архитектуру, позволяющий объяснить обнаруженные эффекты. На примере ряда философских учений показана зависимость рассуждений западных мыслителей от грамматических особенностей индоевропейских языков. Основной философский посыл лекции в том, что (1) необходима «лингвистическая деструкция» западной философии для выявления топологии «языкового бессознательного», которым невольно направляется каждый мыслитель; (2) необходима «этнологизация» философии, то есть преодоление европоцентризма, и привлечение дополнительных этнологических материалов для понимания того, что такое мышление и познание.

фрагмент обсуждения в ФБ группе Технология мышления

  • Сергей Бородай Отмечу, что представленной проблемой активно занимался сам Г.П. Щедровицкий. См. его статью Г. П. Щедровицкий и В. М. Розин. Концепция лингвистической относительности Б.Л.Уорфа и проблемы исследования «языкового мышления» (1967 г.). Читайте также все его публикации, где упоминается тема «языкового мышления», в т.ч. его диссертацию18 
  • Сергей Бородай Планирую в одной из будущих лекций сопоставить концепцию Г.П. Щедровицкого с тем, что известно по этой теме в современной когнитивистике. На самом деле, Щедровицкий выглядит здесь очень современно
  • Виктор Павлов Да Г.П. Щедровицкий вообще как-то странно не стареет…
  • Александр Соколов Сергей, я правильно понимаю ваше исследование в том, что вы ищете в языках нечто общее, описывая разнообразие языков и различное их внутреннеее устройство? Если правильно, то как вы называете это нечто?
  • Сергей Бородай Я не совсем этим занимаюсь. Поиском общего занимаются типологи. В лингвистике это называется универсалиями. По ссылке ниже вкратце рассказывается об этом направлении. Я же пытаюсь понять, как структура конкретного языка влияет на отдельные познавательные процессы, и в чем здесь специфика разных языков. http://www.youtube.com/watch?v=NI96ueQmlfc Языковые универсалии — Тестелец Источник — http://postnauka.ru/video/44745 Что изучает лингвистика универсалий? Какие… YOUTUBE.COM
  • Александр Соколов А при чем здесь ваше упоминание выше о языковом мышлении? Итак, значит, вы исследуете связь/влияние структуры языка на познавательные процессы (а не наоборот), — а то, что они связаны, а значит ,можно фиксировать такое явление, как влияние одного на другое — это для вас уже удостоверенный факт или пока предположение, которое вы проверяете в своем исследовании?
  • Сергей Бородай «Языковое мышление», о котором говорит Щедровицкий, очень похоже на ту архитектуру когнитивности, которую я реконструирую в своей работе. К сожалению, на лекции не было возможности об этом подробно рассказать. В принципе, вопрос о том, в каком смысле можно говорить о «влиянии» языка на мышление — это отдельный сложный вопрос. Если вкратце на него попытаться ответить, то в целом эмпирические материалы несомненно свидетельствуют, что язык вовлечен в познание и оказывает структурирующее воздействие на отдельные познавательные процессы. Но это не значит, что правомерно «отрывать» язык от мышления или «мышление» от языка. Это две стороны одного процесса (во всяком случае, то «дискурсивное мышление», о котором принято говорить; я не беру более базовые когнитивные операции, которые универсальны и не зависят от языка)
  • Сергей Бородай Чтобы примерно можно было себе представить степень доказательности подобных утверждений, я отмечу, что я делаю их на основе примерно нескольких сотен экспериментов, поставленных за последние 2 десятилетия… Т.е. это не просто мне так захотелось
  • Александр Соколов » архитектуру когнитивности» чего? Языка, мышления или языкового мышления? Вы к чему эту архитектуру относите?
  • Александр Соколов Ага, значит, вы проводите эксперименты, — и так можно вас понять, что какая-то связь/влияние языка на мышление вами в этих эксперименах уже установлена. Т. е. у вас есть не просто предположение, а уже гипотеза. Можно раскрыть, в чем она по содержанию заключается? Грубо, какая закономерность вами доказывается в ваших экспериментах?
  • Сергей Бородай Архитектура когнитивности / когниции — это, если вкратце, то, как устроена психика в ее познавательном аспекте. Что касается теории и пр. — давайте я Вам скину свою обзорную статью на эту тему? Так будет проще
  • Александр Соколов Статья — это хорошо, но, если она про психику, то не надо. Я так и не понял, — архитектура когнитивности чего?
  • Сергей Бородай Смотрите. Архитектура когнитивности, структура когнитивности, архитектура когниции, структура когниции и пр. — это все обозначение одной и той же вещи. А именно — устройства психики в ее познавательном аспекте. Это то, чем занимается когнитивная психология: соотношение перцепции, моторики, эмоций и пр. с центральными процессами (память, мышление, воображение, язык)
  • Александр Соколов Так это я и хочу понять у вас, 1) вы как психолог работаете или как лингвист/языковед? И второе, хочу понять, 2) вы с чем работаете: с устройством психики или с устройством языка? Пока я понял, что мышление вы мыслите/берете как процессы, т. е. процессуально. А язык вы мыслите/берете, как структуру, по которой мыслительные процессы движутся. А зачем вам нужна еще психика пока никак не пойму, особенно, если вы не как психолог работаете, а как лингвист/языковед?
  • Сергей Бородай Знаете такое направление — когнитивная наука? Это междисциплинарная область. Я работаю на стыке лингвистики, психологии, нейрофизиологии и антропологии. Глобально я работаю с устройством психики («когниции»). Но поскольку язык является частью психики, притом весьма существенной, то я работаю и с языком
  • Любовь Цой «…мышление вы мыслите/берете как процессы, т. е. процессуально. А язык вы мыслите/берете, как структуру, по которой мыслительные процессы движутся» Мышление как процесс, язык как структура.
  • Александр Соколов Понял, значит, вы работаете из разных позиций с таким объектом вашего исследования, как когниция, или особое устройство психики. Но то, что «язык является частью психики» для меня это нонсенс. Отсюда, наверно, и мое непонимание вашего языка, которым вы сейчас здесь пользуетесь. Вы, наверно, еще исходите из того, что и мышление является частью психики? Если так, то вы согласитесь или нет с тем, что Г. П. Щедровицкий не согласился бы с тем, что язык является часью психики, когда он разрабатывал понятие языкового мышления?
  • Сергей Бородай Вопрос в том, как Вы трактуете слово «психика». Можно сказать «когниция», «сознание» и пр. Все это не принципиально. В английском это охватывается словами mind и cognition. В этом смысле, я думаю, ПГЩ вполне согласился бы, что язык является частью данной архитектуры
  • Александр Соколов Я написал о ГП, но давайте спросим и у ПГ, может он и ответит.
  • Сергей Бородай Ой, я имел в виду ГП. По привычке написал)
  • Александр Соколов Вот, вот, вы эту свою «привычку» к вашей психике отнесете, так? А я отнесу к вашему языку, который вами «рулит».
  • Сергей Бородай Язык функционирует внутри психики и он «работает» с психическим материалом. Но мне не нравится слово «психика». Давайте лучше «когниция» или «когнитивность»
  • Сергей Бородай Не очень понимаю, как Вы представляете себе язык, если это что-то внешнее по отношению к когниции?
  • Александр Соколов Смотрите, насколько я вас понял, вам психика понадобилась для того, чтобы в ней помыслить существование когниции или познания и в ней же помыслить и язык (поэтому вы и сказали, что язык — есть часть психики). Как только вы таким образом решили вопрос с существованием когниции/познания и языка, так, сразу, вы ставите себе вопрос о соотношении или взаимовлиянии когниции/познания и языка («Я же пытаюсь понять, как структура конкретного языка влияет на отдельные познавательные процессы…»). Получается, что вы таким образом решили для себя онтологический вопрос. И это решение сразу же определило для вас и послдующие ваши полагания и решения, что естественно и нормально. Но, если онтологически решать иначе. Для меня, например, ни познание/познающее мышление (в вашем языке — когниция), ни язык в психике не существуют. Они у меня существуют в деятельности. И существуют раздельно друг от друга и поэтому имеют между собой связь. И я не пользуюсь, как вы категоией «внешнее — внутреннее», я кладу их рядоположенно в деятельности.
  • Сергей Бородай Не совсем так. Давайте забудем слово «психика». Мне оно не нравится, как я уже сказал. Лучше «когниция» или «сознание». Язык существует в когниции. И, будучи туда интегрирован, он влияет на ее функционирование, на отдельные процессы в ней, связанные спознанием. Я не знаю, чем понятие «деятельности» может обогатить данный анализ. По-моему, «познавательного» аспекта вполне достаточно (куда входит и моторная система, а значит и все виды активности)
  • Александр Соколов Я пониманию почему вам не понятна онтология деятельности (не понятие деятельности, а онтология). Потому, что она все ваше переворачивает прямонаоборот. В этой онтологии язык не может существовать в когниции, или в познании. Все прямонаоборот, — это познание, познавательные процессы мышления осуществляются (и поэтому можно сказать, что существуют) в языке.
  • Сергей Бородай Извините, я эмпирик и занимаюсь наукой. Если какая-та теория сможет объяснить полученные результаты лучше, то это просто замечательно. Но на данный момент ничего лучше я пока не нашел. И сомневаюсь, что здесь может быть другое объяснение
  • Александр Соколов Теория показывает эмпирии где копать, а где не копать. Может быть вы бы накопали в сто раз больше,умали об этом?

Сергей Бородай Понимаете, пока не будет конкретных объяснений, гипотез и экспериментов, это все останется на уровне спекуляций. А так — Бог знает

Donation

Posted: 2015/04/20 in Uncategorized

https://money.yandex.ru/embed/shop.xml?account=41001363555223&quickpay=shop&payment-type-choice=on&writer=seller&targets=Support+of+thinker&default-sum=500&button-text=01&comment=on&hint=&fio=on&mail=on&successURL=

Марк Рац и Сергей Котельников: Власть или управление?

вторая часть

(О власти и управлении в контексте проекта «Деятельности над деятельностью»)

Павел Александрович Флоренский. Воспоминания о 1880-х (Батум, детство, природа)

ПРИРОДА