Александр Евгеньевич Левинтов: эссе 2013 (август)

Posted: 2013/09/24 in Uncategorized
Метки:, , ,
Уважаемые друзья!

Непонятно, по каким соображениям, но 2012 год мне представлялся и до сих пор представляется последним годом моей жизни: я и свой личный актуарный расчет по дополнительной американской пенсии строил до конца этого года, и саму американскую пенсию рассчитал под этот срок (такое там возможно), и поэтический сборник «Последнее» заготовил до декабря 2012. Но это совершенно неважно, умру ли я сейчас или несколько позже: просто теперь надо более ответственно относиться к собственным текстам и не писать ерунды или чепухи. Наблюдая своего внучонка, я понимаю – своими чувствами, ощущениями, переживаниями человек познает самого себя, познание мира идет через деятельность и коммуникацию. И очень важно не окукливаться в себе и на себя (хотя это очень естественно и нужно – самопознание), но еще и проникать во внешний мир, прежде всего мир идей, питающий мысли человека. Мне хочется еще действовать – яростно и азартно. Ведь и слово – действие, и это действие очевидно – особенно в аудитории и в публикациях. Мне уже не так хочется жить, как прежде, но мне хочется оставаться в действии, в мысли и коммуникации и после окончания жизни. Мне хочется быть востребованным и потом, хотя, понятно, за поворот Стикса забвением становится взаимным.
Искренне ваш,
Александр Левинтов

Мышление и сознание: нити связи

Человек – существо двуонтологическое. С одной стороны, он смертен, с другой – стремится к бессмертию и видит себя таковым. С одной стороны, он одинок, по принципу одинок, с другой – «место встречи», как заметил Рикёр. С одной стороны, несовершенен, с другой – верх совершенства в природе. С одной стороны, тварь по подобию Божию, с другой – творец по образу Его. С одной стороны – естественен по своейбиоидности, с другой – насквозь искусственен по природе своей. С одной стороны, наделен сознанием, как всё живое, с другой – единственный, кто включён в мышление.
Этой последней двуличности человека и посвящён данный текст.
В человеке его естественность заключена в организме, теле (τελοζ), психосоматике, в сознании. Важно подчеркнуть, что человеческое сознание обладает важной особенностью, вмененной ему при антропогенезе Навигатором (так здесь будет называться Космический Разум, именуемый многими Богом) и собственно сделавшей человека человеком и поменявшей социальную организацию этого стадного животного – совестью.Помимо совести, о которой несколько слов чуть позже, естественность человека – его чувства, инстинкты, эмоции, цели (τελοζ по-гречески «цель», все наши цели по сути своей – желания и капризы нашего тела, которым мы привыкли потакать и которые мы эгоистически балуем).
Искусственность человека – это, прежде всего его интеллехии: мышление, понимание, память, вѝдение (в отличие от физиологического, естественного чувства смотрения, зрения), слушание (в отличие от слышания и слуха), внимание, интуиция, интерес, целеполагание (в отличие от целей тела), сентиментность (в отличие от эмоций).
Человек не просто двуличен: его естественности и искусственности попарно и неразрывно связаны между собой. Вот некоторые из этих связанных пар:

Сознание и мышление
Наша душа, наша суть несет в себе или, точнее, сохраняет этическую связь с иным миром и иной жизнью, с Навигатором, с Богом, и потому называется нами со-вестью или, что почти одно и то же, со-знанием, знанием, как и Бог, Добра. Но что мы делаем с этим несчастным трехлетним ребенком, с нашей совестью? – мы загоняем ее и всячески обижаем, не прислушиваемся к ее слабому голосу. Оно, затурканное нами дитя, в постоянном страхе: что еще злого мы сотворим и совершим, и так и покидает нас с последним вздохом, измученное и исстрадавшееся, потому что, действуя в этом мире, мы неизбежно заставляем его страдать и сострадать нашей действующей плоти.
Способность к различению Добра и зла присуща всему живому и, более того, является этическим основанием Космоса и мироздания. Эта способность фундаментальна для совести, но только ею совесть не описывается.
Над этим фундаментом – нравственный императив, выведенный Кантом, но формулировавшимся до него многими другими мыслителями, учителями и священниками:
«поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом»
Или, что то же самое:
«поступай так, чтобы человечество и в твоем лице и в лице всякого другого всегда рассматривалось тобой как цель, но никогда только лишь как средство».
Категорический императив имеет такой же всеобщий, вселенский, космический (а потому не преодолимый и не обходимый ни через какие лазейки) характер, но распространяется исключительно на человека и человечество, минуя и оставляя без внимания всё остальное живое.
Наконец, в структуре совести имеется высший слой, без которого совесть и не является совестью, но который невозможен без двух нижележащих – индивидуальный универсум совести.
И в английском, и в русском языке и в большинстве европейских (=христианских) языков понятие совести предполагает некоторую совместность человека и Бога:
со-весть (весть и канал связи между Богом и человеком)
сonscience – (science – наука) английский
Gewissen –  (wissen – знать) немецкий
сonscience – французский
сoscienza – итальянский
и так далее.
Понятие «совесть» созвучно и по смыслу и фонетически с «сознанием»:
со-знание (совместное знание)
consciousness – английский
Bewußtsein – немецкий
сonscience – французский
conoscenza, sensi – итальянский

В отличие от «сознания» и «совести» не предполагает никакой совместности и достаточно сильно различаются в языках, за исключением немецкого и русского, где в основе лежит «мысль», но не надо забывать, что многие интеллектуальные понятия в русском языке – калька с немецкого:

мышление
awareness, mind, mentality – английский
Denken, Denkweise – немецкий
faculté de penser – французский
facolta mentale, pensiero – итальянский

Само «мышление» в понятие «совести» не входит, но без совести и сознания невозможно. Мышление, в отличие от совести и сознания, креативно, и только оно изо всех интеллехий человеческих креативно. Мы только в мышлении – со-творцы, по Образу Божию. Мы только в мышлении составляем с Ним индукционный контур, порождающий новые сущности, именно для этого мы и нужны ему, и существуем, пока можем творить или пока не создадим Навигатору замену себе, после чего можно спокойно раствориться и исчезнуть.
Да, мышление не оперирует и не выбирает между Добром и злом, да, мышлению не нужен нравственный императив, но для того, чтобы мышление не превратилось в своеволие или не стало орудием зла, нужна совесть, нужна непрерывная связь с Богом, довлеющая над нами и нам не подчиненная.
С практической точки зрения это значит: технически нельзя быть творческой личностью и мыслителем, если игнорируешь выбор между Добром и злом, если не подчиняешься нравственному императиву, если не слышишь и заглушаешь в себе голос совести.
Нельзя технически и онтологически.

Сложный двойной нравственно-мыслительный индукционный контур Навигатор-навигатумы еще и динамичен:
Можно быть верящим, слепо и безропотно, безотчетно верящим, рабом Божиим, быть у Христа за пазухой и олухом Царя Небесного, пнём Божьим, а можно – верующим, то есть идущим (бредущим, мчащимся, ковыляющим, спотыкающимся) к вере и в вере, рыцарем, свидетелем, ощущающим свою покинутость Богом ипокинутость Бога в себе.

Совесть и память
Почему мы так мало помним из случившегося и что мы храним в памяти из этого случившегося?
Мы помним мгновения счастья – очень редкие всплески полного и глубокого удовлетворения, гармонии, душевного подъема, вдохновения и отдохновения. Мало того, что они редки, так мы и из этой малости сохраняем в памяти совсем немногое.
Не это наполняет нашу память.
И не знания, хотя мы многие знания, нужные и ненужные, храним в себе. В 1957 году СССР произвёл 72 миллиона тонн нефти – я до сих пор не пойму, зачем я это помню.
Сведения, знания, информация и информационный мусор в памяти не хранятся, хотя и скапливаются и находятся там: мы ведь мусор не храним, а только скапливаем и потом выбрасываем. К сожалению, мусор в памяти мы собираем гораздо лучше, чем выносим его из избы. У нас плохо работают механизмы переработки, утилизации и уничтожения интеллектуальных отходов, скапливающихся в нашей памяти.
Функционально память нужна нам только для очистки совести.
Память возвращает нас в недра и пучины совести или совесть удерживает в памяти то, что мы должны никогда не забывать, помнить и мучиться тем, что помним?
Человек по определению Платона – «очеловец», существо, удерживающее в себе пойманное взглядом, увиденное. Мы обязаны удерживать увиденное нами – что? – наши грехи.
Если совесть вменена нам как первое и главное отличие от зверей, то для того мы и обладаем памятью, чтобы наша совесть не спала и удерживала нас в статусе человека: страдающего, мечущегося в воспоминаниях о своих грехах, проступках и преступлениях, но только так и сохраняющего свою человечность. Потому что за совестью идут жалость, сострадание, соболезнование, сочувствие, рефлексия отношений к другому как к себе.

Секс и Любовь
Древние различали у себя две богини любви: земную, плотскую и грубую, предназначенную для продолжения рода, Афродиту, а также небесную, возвышенную Либитину (она также была богиней похорон).
У англичан различают love и charity: первая – обычная людская любовь, вторая – любовь Божественная.
В русском языке – и мы часто страдаем от бедности и компактности нашего языка, «великость и могучесть» которого во флексичности и изобилии исключений из правил – «любовь» означает всё, от похоти и секса до любви Иисуса.
Но мы глубоко чувствуем двойную природу любви.
Если душа растворена в крови, то плотская любовь, секс связаны с переходом крови из жидкой фазы в твердеющую, особенно в эрогенных зонах тела. Такая любовь есть достаточно рутинная подготовка и тренировка смерти. После акта любви мы впадаем в забытье, близкое к смерти.
Любовь возвышенная подобна полёту, воспарению. Душа, растворенная в крови, переходит в газовую, эфирную фазу, лёгкую и напоминающую нам о своём бессмертии. В этой любви мы готовимся к Божественному бессмертию и потому эта любовь так похожа на подвиг.

Какова природа любви, ее суть? И почему она, даже неразделённая, всегда на двоих?
В любви мы постигаем себя, неизвестного и нового нам самим благодаря другому человеку. Он проникает в нас и вскрывает в нас неведомое до того. И совершенно неважно, знает он об этом или не знает, хочет он этого или не хочет. Мы не любимого познаём погружаясь в него, а себя в любимом нами человеке. И это всегда восторженно ново – вот почему любовь так поэтична.
И это также объясняет видимую бескорыстность любви – на самом деле, эта высочайшая корысть самопознания, а, следовательно, и освобождения.
И первый импульс любви – импульс свободы, а вовсе не рабской привязанности. В любви мы открываем для себя индуктивный контур двух навигатумов, каждый из которых или хотя один из двоих доводит свой индуктивный восторг до обожествления и признания в другом Навигатора или Его тени.

Эмоции и сантименты

Эмоции – чисто внешнее, поверхностное проявление наших реакций на внешний мир. Это – экспрессии, высвобождение из-под пресса нашей культуры и морали нашей животности. Это идет от жажды быть естественным, быть «самим собой» в биологическом смысле своего Я. Ярость, гнев, страх, страсть – вот самые острые и яркие экспрессивные эмоции, которые выбрасываем в мир, не заботясь об этом мире.
Совсем иное – тонкие, внутренние, потаенные сантименты, те самые интеллигентские печали, грусти, сожаления, страдания, стыд, стеснение, которые мы тщательно скрываем и укрываем от окружающих. Умение проявлять свои сантименты экспрессивно дано лицемерам, прежде всего актерам. Но лицемерие, если убрать с этого слова флёр негативной коннотации, присуще всем творческим личностям: музыкантам, певцам, поэтам, художникам. Собственно, творчество и есть мастерство лицемерия, мастерство внешнего выражения внутренних переживаний. Настоящая педагогика – также сплошное лицемерие, ведь мы не столько изучаем физику или алгебру, сколько познаём себя в физике или алгебре и можем это делать, только когда учитель показывает это на себе, преподает познанное в себе собой.

Цели и интересы

Цель есть наше представление о результате и способе собственного действия. Мы редко действуем целенаправленно, гораздо чаще – по заданию. И это особое искусство – перевод внешнего задания в собственную цель. Это требует: понимания, какова цель выдавшего задание, принятия и разделения этой цели, переинтерпретации цели заказчика в своих интересах, но в рамках заданного, наконец, поиска убедительных доводов того, что выполнение задания важнее для тебя, чем для заказчика.
Чаще всего таким внешним заказчиком выступает наше тело или, точнее, наш организм, наша биоидность, жадная и необузданная.
Дефицит средств относительно целей есть проблема. Проблема – единственное, что заставляет нас двигаться вперед, а, следовательно, если мы хотим двигаться вперед и сами строить свое будущее (а будущее существует только как создаваемое нами, а не грядущее само по себе), нам надо ставить перед собой цели заведомо превышающие наши средства, но зазор между ними был бы все-таки для нас сомасштабен.

Откуда берутся цели? – Их субстратом являются интересы. В неинтересном невозможно поставить цели.Философ Голосовкер, более известный как переводчик и интерпретатор античных мифов,  в своем трактате “Об интересном” рассматривает физиологию и анатомию интереса, подноготную этого удивительного феномена. Сам по себе интерес также не первичен. Он порождается вниманием. Трудно найти или заметить нечто интересное при рассеянном внимании. Сосредоточенность внимания и делает интерес связывающим нас с внешним предметом – интерес есть смесь внешних особенностей того или иного объекта с нашей субъективной сосредоточенностью на нем. Внимание еще не понимание и именно на разнице между осторожным и остерегающим вниманием и уже принимающим пониманием и строится интерес, как потенциальная цель. Мне очень нравится мысль С. Къеркегора о том, что интересное – это то из внешнего мира, что мы готовы впустить в свой внутренний мир. Замечательная мысль, особенно, если к внешнему относить и наш организм со всеми его внутренностями.

Смотрение и вѝдение

У географов есть такое золотое правило: «чего не вижу, не пишу; не пишу, чего не вижу». Видеть – интеллектуальное усилие, отличающееся от физиологического смотрения тем, что здесь действует не оптика, а сложно устроенный механизм предметного знания, любопытства, творчества и интуиции.
Можно смотреть и не видеть (что большинство и делает), но можно видеть, будучи лишённым зрения: Гомер, Мильтон, есть даже слепые художники. Вѝдение в мистическом смысле превращается в видѐние того, чего обычным зрением не рассмотреть.
И тут необходима ссылка на представление о мистическом, как его понимал С. Къеркегор:
Наш мир слоится на зримый и ограниченный социо-культурный и незримый безграничныйуниверсумально-духовный, подстилающий зримый. Мистик – тот кто знает законы этих двух разных миров и правила перехода из одного мира в другой.
Ясновидящие – видящие универсумально-духовный мир (если они, конечно. не шарлатаны) и им зрение необязательно (Ванга). Но ясновидение – лишь ступень мистического мировосприятия.

Смех и улыбка

Смех – атавизм от наших предков по эволюции (биологически мы – приматы, но только биологически, и человеческим сознанием и мышлением мы обязаны Навигатору). Смех произошел от оскала, угрожающего оскала. Смех – выражение нашей агрессии или противостояния внешней агрессии.
Улыбка – дитя стыда.
Первая в мире улыбка принадлежит Еве, вдруг обнаружившей свою наготу в присутствии своего голого мужа. Именно эта стеснительная улыбка и привела к зачатию Каина и Авеля. За такое и из Эдема можно уйти.

Инстинкты и интуиция

Даже в своей спонтанности мы двойственны: мы подчиняемся говорящим в нас инстинктам, этим демонам дикой природы, и одновременно доверяем сокровенной работе мышления, неуловимой для нас. И то и другое связано в нас тем, что верховодит и кружит нами не по нашей – по своей воли. Мы – игрушки своих инстинктов и своей интуиции, «человек – любимая игрушка бога» (Платон) и потому «о Боге надо говорить серьезно, а о человеке – играючи» (всё тот же Платон).
Как бы серьёзно мы ни говорили о человеке и о себе (это не одно и то же), мы не должны скрывать по этому поводу улыбку.

источник: http://www.redshift.com/~alevintov/

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s