Архив Март, 2013

https://plus.google.com/photos/106581571970799664939/albums/5839666889699559617/5854567776036424690

https://plus.google.com/photos/106581571970799664939/albums/5839666889699559617/5854571605178674338

источник статьи: http://habrahabr.ru/post/172195/.

imageКаждый, чья деятельность связана с изучением больших объемов литературы и написанием собственных текстов, рано или поздно сталкивается с необходимостью систематизации стремительно растущей библиотеки и еще более стремительно накапливающихся заметок и набросков. Для решения этой задачи существуют десятки решений: библиографические менеджеры, менеджеры знаний, персональные информационные менеджеры. Испробовав за последние несколько лет, пожалуй, все существующие в этой области решения (по крайней мере, для Windows), могу сказать, что каждое из них предлагает свой набор замечательных возможностей, но универсального варианта, в котором были бы объединены они все, увы, обнаружить долго не удавалось.

Достаточно долго в моем «рейтинге» лидировал бесплатный “Zotero”: ничего лишнего и исключительно удобен в использовании – но в основном как библиографический менеджер. Работа с заметками представляет собой скорее удобное дополнение к библиографии, чем самостоятельный инструмент. Несколько отставал от него “Mendeley” – главным образом, из-за отсутствия возможности полностью локального использования (в “Zotero” синхронизацию с сервером можно просто отключить). Перед этим фаворитом был “Biblioscape” – даже несмотря на некоторые существенные (на мой взгляд) недоработки и практически полное отсутствие обновлений. По-прежнему считаю, что этот проект мог бы стать лучшим в своей нише, если бы работа над ним велась более активно.
Одно из моих недавних открытий – швейцарская программа “Citavi”, которая претендует на то, чтобы быть не просто библиографическим менеджером, но именно полноценным менеджером знаний, средой написания научной работы «под ключ» на всех этапах – сбора информации, создания карточек-цитат, записи собственных мыслей, создания структуры будущего текста и распределения по ней всех материалов и, наконец, сведения всех наработок в готовый текстовый файл с автоматически сгенерированным библиографическим списком. И, в общем-то, эти обещания вполне оправдывает.

О программе

Citavi – библиографический менеджер и органайзер знаний для Microsoft Windows, разработанный швейцарской компанией “Swiss Academic Software” (Веденсвиль (Wädenswil), Швейцария). Широко распространена в Германии, где используется по университетским лицензиям в большей части университетов. На сегодняшний день (2012-10-31) доступна на немецком, английском, французском, польском и итальянском языках.
Помогает организовывать научную деятельность по трем направлениям: составление каталога книг, упорядочивание цитат и мыслей по тому или иному проекту, а также планирование задач. Позволяет вставлять библиографические ссылки и цитаты в Microsoft Word, OpenOffice Writer и ряд TeX редакторов. Извлекает библиографические метаданные из ISBN, DOI, штрих-кодов, PDF-файлов. Интегрируется с помощью специальных плагинов в браузеры Mozilla Firefox и Google Chrome, а также в Adobe Reader и Adobe Acrobat.

Возможности

а). Система категорий

Одно из главных, на мой взгляд, достоинств Citavi состоит в том, что она позволяет полностью воспроизвести структуру будущей научной работы в структуре категорий. Интересная особенность внутренней логики “Citavi” – единая система категорий, как для библиографических записей, так и для заметок. Таким образом, в каждой категории аккумулируются все связанные с ней материалы: статьи или книги, цитаты, заметки, прикрепленные файлы, которые могут фильтроваться и группироваться по множеству разных критериев. При этом каждая библиографическая карточка, заметка или цитата может быть отнесена к любому количеству категорий.

б). Работа с источниками

Информация о библиографических источниках вносится в карточки со множеством полей. Работа не быстрая, но стократно окупающая затраченное на нее время при последующем использовании сохраненных материалов. К тому же во многих случаях ручной ввод информации и не понадобится.

в). Поиск литературы

Возможности добавления библиографической информации, в общем-то, стандартные – в той или иной степени все они представлены в современных библиографических менеджерах. Можно импортировать библиографическую базу из других программ (EndNote, RefWorks и др.), с веб-ресурсов и BibTeX форматов, а также экспортировать базу во всевозможные форматы. Можно импортировать папку с PDF-файлами, и “Citavi” автоматически создаст карточку для каждого, прикрепив к ней ссылку на этот файл – если, конечно, в pdf-файле содержатся соответствующие метаданные. Предусмотрена также возможность извлечения данных из штрих-кода – при помощи смартфона с установленным сканером штрих-кодов. Пользователи Mozilla Firefox или Google Chrome, могут установить “Citavi picker” – плагин, автоматически сохраняющий данные о веб-странице или pdf-документе в картотеке. Ну и наконец, можно создать карточку материала вручную.
Предусмотрена также возможность поиска по каталогам более, чем 4000 библиотек, который определяет, какие издания уже есть в вашей библиотеке и выделяет их цветом, а также позволяет автоматически создавать библиографические карточки для найденных работ. К сожалению, в списке представлена лишь одна русскоязычная библиотека – Российская государственная библиотека. Несколько огорчает тот факт, что метаданные программа ищет только по ISBN или DOI данного материала – в отличие, например, от “Zotero”, который извлекает метаданные непосредственно из RDF (при наличии оного, разумеется). Впрочем, наличие RDF-данных на русскоязычных ресурсах – тоже явление нечастое. Кстати, из Google Books данные извлекаются отлично, так же, как и с Amazon и целого ряда других ресурсов.

г). Работа с цитатами

Очень удобно реализовано создание цитат: просматривая прикрепленные к библиографическим карточкам файлы или ссылки на веб-страницы в FireFox, Google Chrome или Internet Explorer, достаточно выделить нужный фрагмент текста и нажать кнопку “Quote”, чтобы из выделенного фрагмента была создана цитата и прикреплена к родительской библиографической записи. Теперь, где бы ни использовалась эта цитата, она будет сопровождаться библиографической ссылкой на соответствующий источник.

д). Организация заметок и файлов

Ка уже было отмечено, оба режима работы программы – с библиографическими источниками и с заметками – привязаны к единой системе категорий. Citavi позволяет создавать не только текстовые заметки, но и заметки с прикрепленными файлами. При этом файлы pdf, MS Office, и ряд графических форматов могут просматриваться непосредственно внутри программы в соответствующей панели.

е). Встроенный браузер и просмотрщик файлов

Программа имеет встроенные браузер и просмотрщик файлов и MS Office, которые могут открываться в дополнительной панели одновременно с панелями структуры библиотеки или вместо нее. Это дает очень удобную возможность мгновенного просмотра выделенного документа без открытия дополнительных программ. Кроме того, в этом окне доступны все описанные выше инструменты работы с цитатами: нужный фрагмент текста может быть выделен прямо здесь и одним щелчком сохранен как цитата, которая автоматически прикрепляется к активному документу.

ж). Создание библиографических списков

“Citavi” автоматически создает список библиографических ссылок для всех использованных в документе источников в соответствии с требованиями ВАК или конкретного научного издания. Для этого можно использовать один из 1300 встроенных стилей (которые можно редактировать) либо создать собственный. Для создания и редактирования стилей используется Менеджер стилей, в котором весь процесс осуществляется посредством простого перетаскивания блоков — элементов библиографической записи и редактирования формы их отображения. Процесс редактирования можно контролировать благодаря наличию окна предварительного просмотра в менеджере стилей.

з). Списки

Еще одна удобная возможность заключается в формировании списков издательств, авторов, периодических изданий, библиотек, организаций. Если сразу взять себе за правило, например, не просто вводить имя автора, но сразу же вводить в список авторов хотя бы базовые данные о нем, вскоре сформируется внушительная база данных авторов с публикациями каждого, что является незаменимым для глубокого изучения любой темы.

и). Поиск и фильтрация

Настраиваемая система поиска позволяет искать все, что угодно, в любых типах информации (источниках, заметках, списках авторов и издательств и т.д.) по всем мыслимым параметрам, а также осуществлять быструю фильтрацию записей.

к). Менеджер задач

Еще одна возможность – менеджер задач. Минимум возможностей, но все находится в мгновенном доступе. Важная особенность – создание задач как по работе в целом, так и для конкретных библиографических записей с указанием типа действия: прочитать, купить данную книгу, проконсультироваться по такой-то главе и пр.

Стоимость

Бесплатная версия программы имеет ограничение по количеству записей: не более 100 библиографических записей (количество заметок не ограничено). В случае превышения этого лимита база данных остается доступной только для чтения. При этом новых баз данных может быть создано любое количество – также не более 100 записей в каждой.
Согласно прайс-листу, стоимость полной лицензии для персонального использования составляет 80 €. Правда, на предпоследнем шаге оплаты эта цифра в счете оказалась перечеркнутой, и вместо нее была предложена цена 65 €. В Европе же компания-разработчик активно заключает договоры о сотрудничестве с университетами, студенты и сотрудники которых получают возможность использовать программу бесплатно. А еще студенты могут принять участие в розыгрыше бесплатных лицензий, заполнив анкету и коротко описав свою научную работу.

Алгоритм работы

Алгоритм работы с “Citavi” может быть следующим:

  • Создать систему категорий. Разработчики рекомендуют создавать отдельные базы данных для каждого проекта, но, на мой взгляд, более целесообразно использовать единственную базу для всей работы. Иначе неизбежно дублирование библиографических записей, многие из которых, конечно же, окажутся востребованными более, чем в одном проекте. Таким образом, верхний уровень структуры категорий будут образовывать названия проектов, внутри каждого из которых будет выстраиваться иерархическая структура в соответствии с пунктами плана данной работы.
  • В процессе поиска литературы, вносить в соответствующие категории данные о книгах и статьях, при желании прикрепляя к создаваемым карточкам ссылки на веб-источники или сохраненные файлы (целесообразно использовать формат pdf).
  • В процессе чтения найденных материалов создавать цитаты из наиболее важных фрагментов и комментарии к рассмотренным материалам, также распределяя их по подходящим категориям (не обязательно тем же, к которым отнесена сама карточка ресурса).
  • После этого (а чаще параллельно) можно начинать писать отдельные фрагменты текста (это – заметки, не прикрепленные к библиографическим записям, как цитаты), также распределяя их по категориям.
  • Задачи и планы на будущее, возникающие в ходе работы, заносить в планировщик задач.
  • По завершении работы (или на любом из промежуточных этапов) экспортировать все наработки в Microsoft Word, OpenOffice Writer или один из TeX редакторов, сформировать библиографический список, используя подходящий (готовый или собственный) стиль.

Это, конечно, «программа-максимум». Кому-то (особенно поначалу), возможно, будет удобнее использовать Citavi в качестве простого библиографического менеджера, создавая свои работы непосредственно в текстовом редакторе и вставляя ссылки на источники из Citavi. Так, я сегодня я использую “Citavi” для основательной проработки документов и создания библиотеки «на века», в которую попадают тщательно отобранные материалы. Здесь же делаются заметки, цитаты, наброски будущих или текущих работ. Параллельно с этим, когда нужно быстро сделать закладку на веб-страницу или статью, по прежнему использую “Zotero”. Правда, с условием: периодически перебирать такие быстрые закладки, удаляя более не актуальные и экспортируя в “Citavi” нужные. Microsoft Word используется теперь исключительно для окончательного монтажа текстов, в результате чего наконец-то удалось избавиться от множества недописанных или дублирующихся файлов. В Citavi также «переехала» часть задач из органайзера, которая имеет непосредственное отношение только к конкретным научным проектам.

Зачем нужна такая программа?

Необходимо понимать, что программы, подобные “Citavi” – это не просто полезные утилиты, а скорее среда, которая диктует свои требования к организации всего процесса работы. Поначалу это непривычно и даже утомительно, так многие вещи приходится начинать делать по-новому. В связи с этим возникает резонный вопрос: а стоит ли результат таких усилий?
Если бы мы всегда работали только над одним проектом (причем, желательно, небольшим и состоящим из одного-единственного раздела) и начинали следующий лишь после его завершения, полезность подобных программ, наверное, сводилась бы лишь к удобству формирования библиографических списков в соответствии с различными стандартами. Но если вы, например, пишете диссертацию, одновременно готовите одну или несколько статей, еще десяток задумок находятся «в очереди», плюс к этому вы давно вынашиваете задумку литературного романа, читаете порой не только научную литературу, а тут еще вас посетила исключительно удачная мысль, которая, вы уверены, пригодится через полгода вот в этой будущей статье… В такой ситуации вопрос сохранения и, главное, систематизации всего этого потока информации, становится поистине жизненно важным.
Да, кое-что на первый взгляд воспринимается как недостатки: некоторая медлительность (в отличие, например, от молниеносного “Zotero”), достаточно кропотливый процесс создания записей. Но, с другой стороны, такой, наверное, и должна быть серьезная научная работа: не бездумным набрасыванием ссылок в «Избранное», а вдумчивым изучением, категоризацией и цитированием найденных источников. Таким образом, формируется культура работы с информацией – привычка, которую стоит выработать, и которая неизбежно отразится на качестве создаваемых текстов. Одним словом, если с этой программой «подружиться», получится, пожалуй, лучший из известных мне на сегодняшний день менеджер знаний.

Николай Верховский (из семинара после 32 лекции): Вот, собственно, я насчитал пять позиций, в которых можно самоопределяться, приходя на эти лекции. И мне кажется, что это такое достаточно исчерпывающее поле. Если в нем двигаться, каждому из присутствующих выбрать себе позицию и двигаться в ней, или в двух, или в трех, но хотя бы в одной, то движение станет существенно более плотным, и вопросы появятся, и это будет уже не клуб, а это будет уже, собственно, работа.

Я перечислю их, как я и говорил. Позиция, здесь я с Димой солидаризируюсь, собственно, освоение языка. Там есть разные стадии, но хотя бы с самого начала. И если так к этому курсу лекций относиться, то смотрите, недаром такие пространные цитаты, потому что здесь языковая среда. Вы приходите учиться английскому, с вами разговаривают по-английски, для того чтобы вы находились в этом процессе. Поэтому такие длинные цитаты, поэтому так много выдержек и так далее. Поэтому освоение языка, поэтому… То, что вами он изначально отторгается, ну, и английский вами изначально отторгается, потому что не ваш родной и вам надо разбираться, строить свои задачи со словарями и так далее. Безусловно, есть такая позиции, мне кажется, в ней можно двигаться.

Вторая позиция, я, правда, не опознаю, кто в ней двигается, но все-таки скажу. Это, собственно, исследование философии и философской традиции. В свое время Рома Ищенко заявлял эту позицию в самом начале, когда мы семинар только открывали, ты заявлял позицию, что ты разные практики смотришь, и в том числе эту практику. Вот так схематизированные смыслы, такое к ним отнесение – это, безусловно, позиция, с которой можно двигаться, исследуя этот пласт, поднятый кружком, и все, что вокруг него на самом деле. То, что Петр уже начал делать в своих лекциях, когда он говорил: «А вот Курт Левин про ситуацию». А дальше он говорил, что я собираюсь привлекать еще других, которые про это же говорили. Или на семейке он цитировал, вот Хайдеггера он цитировал, говорил, что Хайдеггер про то же, про что ГП. Мне кажется, это вот линия кристаллизации смыслов философских, философской проблематики.

Третья линия – это исследование традиции ММК и, собственно, самого Георгия Петровича, его жизни, творчества. И мы здесь это подняли, когда начали говорить про то, в какой среде он вырос, через что он схватывал, как это, в общем, на нем садилось, как в ММК такие ситуации были. Петр Георгиевич цитировал «Я всегда был идеалистом», много про это рассказывал, все время возвращается к ситуации, которая была. Вообще исследование, так сказать, кружка в разных аспектах. Это одна линия, из которой можно эти лекции все слушать, они, безусловно, все представляют интерес.

Четвертая позиция, которую я зафиксировал – это то, что развернулось на дискуссии с Султаном и то, что, собственно, называется ученическая позиция. Ученическая позиция в смысле уже не освоения языка, а вот принятия системного представления. Это то, что у Димы, когда он классификацию свою проводил, это вот где-то на уровне присвоения и даже, собственно, практикования этого типа мышления и этого типа работы.

Вера Леонидовна Данилова. Коль, я бы стала здесь возражать, поскольку, на мой взгляд, Дмитрий Александрович его существенно исказил и когда Султан говорил о разворачивании собственной онтологической картины, в котором в частности можно присваивать какие-то другие – это все как-то очень странно было бы назвать ученической позицией.

Верховский Н. Это отличается от освоения языка, поэтому я и ввожу другое.

Вера Леонидовна. В этом смысле смотри, у тебя были теории…

Верховский Н. но я и не стал, у меня она записана как позиция освоения онтологии, я ее не ученической…

Вера Леонидовна. Опять слово онтология.

Верховский Н. Да, в этом смысле работа, конечно, позиция с онтологической работой. Я-то, например, про себя скажу, что я определяюсь в основном в ней, поскольку есть схема игр по онтологии, поскольку есть схема по онтологизации, и это основная линия, по которой…

Вера Леонидовна. Кстати, Коля, вот последняя формулировка, которую ты сказал, по-моему, хороша, это позиция онтологическая.

Верховский Н. Да, вот давайте ее так и назовем. То есть она вот про это, по сути своей. Я почему сюда притащил ученическое? Поскольку у нас же здесь на лекциях развернулась дискуссия с Петром, когда я сказал, что ученику передаются знания, он сказал, что не знания, и мы там дебатировали. Он говорил, онтологии передаются. Ну, хорошо, давайте позицию онтологической работы оставим.

Вера Леонидовна. Позиции ученической, это разные.

Верховский Н. Хорошо, давайте оставим позицию онтологической работы и практикования достройки картины. И пятая позиция, но это, собственно, которую занимает сам лектор – это позиция развития традиции и ее не то что подготовка, а фактически расширение следующего шага развития. Это то, откуда лектор двигается. И можно кому-то туда пробовать выходить и там двигаться, то есть эти все пять позиций можно занимать – язык, философское исследование, исследование творчества ММК, онтологическая работа и осуществление шага развития методологии.

Мне кажется, что этот набор позиций задает все пространство или достаточно широкое пространство для прослушивания, интерпретации, взятия материала в курсы. И, исходя из каждой из них, можно по-разному перечитывать и входить в этот курс. Думаю, что, семинар, который мы ведем, целесообразно было бы, учитывая, что их пять теперь, так и строить. И тогда бы у нас не шесть человек ходило, а в разные моменты разные люди бы приходили, занимаясь разным – либо понятиями, либо восстановлением философской проблематики, либо обсуждением смыслов традиций и вообще традиции кружка, либо, соответственно, каких-то онтологических представлений, которые мы доделываем. В конце концов, семинар, который про развитие самой традиции, если мы к нему подберемся. Тогда вот такую программку семинаров можно было бы выстраивать и заявки на выступление в каждый из них предлагать. Я сейчас говорю, если мы соберем, это был бы хороший плотный семинар конкретно с работой на год, с хорошими заявками, а не только по понятия.

Файлы для загрузки:
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд «Институт развития им. Г.П. Щедровицкого»
119285, Москва, Мосфильмовская 42, (495) 775-07-33, fondgp@fondgp.ru

Александр Соколов
1) В. Саакову: «… хотелось бы услышать суждения о лекциях ПГ «Введение в синтаксис и семантику графического языка СМД подхода»», -в свое время Екатерина Безрукова писала «С января 2010 года П.Г. Щедровицкий начал обсуждение схемы акта деятельности.
Ко Всем участникам лекций просьба Петра Георгиевича:
до 20 июля подготовить и прислать Ваши комментарии к лекциям; общую записку по всему курсу лекций.». Вот такой текст я выслал тогда на ее предложение. Предупреждаю, ничего в ответ я не получил, поэтому не знаю, может это вам и не поможет «подобраться к этому различению». Но посмотрим…
ГП: «Я исхожу из того, что все наши представления и утверждения целиком зависят от выбранного нами языка и связанной с ним логики и являются в этом плане всегда односторонними и частными, и предпочитаю именно в таком ограничивающем плане понимать и рассматривать как свои, так и чужие представления и утверждения. И я объявляю об этом открыто. Я предпочитаю всегда помнить, что моя точка зрения условна, детерминирована определенными целями, ограничена возможностями выбранного мною языка.»
ГП: «Мы пока не знаем, что такое рассуждение, или процесс мысли. И это представление мы не можем получить, анализируя сами тексты. Но как тогда мы должны двигаться?
И здесь начинается самое смешное. Мы берем эти представления буквально с потолка. Мы начинаем придумывать ответ на вопрос совершенно безотносительно к реальному анализу текста. При этом мы, конечно, учитываем все те знания, которые уже существуют. Мы, по сути дела, исходим из них. Эти знания уже есть, мы не проводим какого-либо специального исследования. Мы говорим: предположим, что рассуждение, или процесс мысли, будет представлять собой то-то и то-то. Мы создаем конструкции, исходя из наших общих интуитивных представлений. Потом, построив эти конструкции, мы начинаем накладывать их на тексты. Мы используем эти конструкции в качестве средств анализа текстов.». 
Вот и я буду так же ниже двигаться, пытаясь понять «процесс мысли» ПГ — лектора, и, глядя на 60 текстов лекций, прочитанных ПГ в АНХ, под общим названием «Введение в синтаксис и семантику графического языка СМД подхода».
ГП: «Предположим, что построенная нами конструкция очень мало соответствует действительному строению рассуждения, или процессов мысли. … Накладывая наши конструкции на тексты, мы начинаем получать разного рода несоответствия и парадоксы. Мы получаем целый ряд показателей существующих расхождений. После этого мы начинаем исследовательский процесс, имеющий «челночный» характер…. Описанный выше путь есть путь всякого и любого научного исследования. И, поняв это, вы будете понимать, почему так медленно развивается человеческая наука. Но никакого другого пути, по-видимому, у людей нет. Из этого же вы поймете и другое — парадоксальное высказывание Кутюра, которое я часто цитирую: из ложного следует все остальное, в том числе и истина.»
2) Итак, приступим.
Насколько я понимаю, на протяжении всех лекций, ПГ рассматривал графический язык СМД-подхода со стороны его семантики и синтаксиса, разбирая несколько базовых схем СМД. Можно выделить последовательность введения схем, и даже, порядок разбора их по ходу чтения лекций. Могу предположить, что за этой работой, в глубине ее, протекал некий процесс схематизации, особенно, если вспомнить повторяемый несколько раз тезис, что схема одна у СМД подхода, а не несколько. Какой технологией процесса схематизации пользовался лектор при выполнении этой работы? Что в итоге схематизировал и для чего? Вот те вопросы, сквозь которые хотелось бы увидеть проделанную лектором работу, занявшую три года. А схематизированными должны были оказаться некие противоречия, которые можно зафиксировать через задаваемые сущности и определяемые явления. Так какие это сущности и явления, которые можно увидеть сквозь вводимые лектором базовые схемы?
Ответить на этот вопрос можно, если удастся увидеть то, как лектору удалось (или не удалось) выполнить объективацию самой схематизации. Т. е. насколько глубоко и полно удалось зачерпнуть объективное содержание, «спрятанное» за введенными базовыми схемами. Но вычерпнуть спрятанное объективное содержание можно только из параллельно задаваемого онтологического пространства. Значит, лектор, выполнял и онтологическую работу (онтологизацию), наряду с выполнением объективации. Что же необходимо и возможно онтологизировать при проведении объективации схематизации? По версии лектора, видимо, необходимо онтологизировать идею языка (неформального СМД языка), если анализировать формулировку темы всех лекций. Получается, что базовые схемы СМД подхода не могут быть введены в формальном языке. Например, их нельзя описать в существующих математиках, или языках формальных логик. Там, они примут вид таких же графем, но без онтологической сути (проблематики) и объектного содержания (противоречий), которые зашиты в семантику и синтаксис неформального языка СМД подхода. Грубо, можно сказать, что лекции читались в установке: чтобы объективировать сложный знак (схему), необходимо онтологизировать язык.
3) Если это так, то посмотрим насколько удалось лектору осуществить эту установку. 
Чтобы осуществить некую установку, необходимо задать какой-то оргдеятельностный привод, который бы «приводил» в движение, как процесс работы по объективации схематизации, так и процесс работы по онтологизации языка. Таким приводом, как мне видится, выступило обсуждение феномена управления развитием, задаваемого через парадоксальную логику (работа в категории «феномен — парадокс»). 
С одной стороны, развитием управлять невозможно, это неуправляемый процесс, хотя бы в силу этого, — ГП: «Если мы теперь хотим рассмотреть требования к систематизации знаний, их системодеятельностной организации, то мы должны рассматривать весь этот процесс, искать его механизмы, законы его жизни. Исходя из этого формулировать требования к рефлексивной декомпозиции и к последующим формам композиции знаний. Это есть сегодня важнейшая задача на пути сохранения нашей культуры. Ибо без этого она разрушается. Разрушается в силу естественно заложенных в нее процессов развития. Это развитие должно быть организовано. Если оно не будет организовано, исходя из идей целого, то оно как раковая опухоль разрушит нашу культуру и мыследеятельность.» 
С другой стороны управлять процессом развития необходимо, иначе воспроизводство деятельности невозможно, так как без этого воспроизводства не бывает. Смотри здесь высказывание ГП: «То есть практическая деятельность всегда организована и технологизирована. Без этого она не состоится». 
Насколько я понимаю, лектор, по ходу лекций, перейдя от феномена к парадоксу и работая с парадоксом управления развитием, вырабатывал такие смыслы, которые после мысленной переброски их в онтологию СМД — языка позволяли ему задать проблематику, стоящую за базовыми схемами СМД подхода. А также, лектор, продолжая работать с управлением развитием еще и как с феноменом, вырабатывал такие значения, которые после переброски их в ситуации схематизации противоречий деятельности позволяли ему задавать объективное содержание этих же базовых схем СМД подхода. Таким образом, работа лектора заключалась в том, чтобы, идею управления развитием, выраженную в онтологическом языке, и, являющуюся ключом решения проблем, задаваемых базовыми схемами СМД подхода, схематизировать как сущность, наполнив ее объективным содержанием, которая может снимать противоречия ситуаций развития.
https://www.facebook.com/groups/smdMD/

Александр Пятигорский

Родился 30 января 1929 в Москве в семье инженера-сталелитейщика. Великую Отечественную войну провёл в эвакуации в Нижнем Тагиле.

В 1951 году закончил философский факультет МГУ и уехал в Сталинград, куда получил направление его отец. Работал учителем истории в средней школе. В 1956 году начал работать в Институте востоковедения, где с 1957 года его руководителем стал Ю. Н. Рерих. В 1960 году вышла первая книга Пятигорского (в соавторстве). В 1962 году защитил в Институте востоковедения кандидатскую диссертацию на тему «Из истории средневековой тамильской литературы». В 1963 году по приглашению Ю. М. Лотмана участвовал в исследованиях по семиотике, проводившихся в Тартуском университете.

Занимался правозащитной деятельностью. В 1973 году эмигрировал из СССР в ФРГ.

С 1974 года жил в Великобритании. Профессор Лондонского университета. Лауреат премии Андрея Белого (2000) за роман «Вспомнишь странного человека». Создатель первого тамильско-русского словаря (в соавторстве с С. Г. Рудиным). Знаток санскрита и тибетского, переводчик древних индусских и буддийских священных текстов. Написал несколько десятков работ, включая несколько романов.

Выступал с лекциями во многих странах мира. В феврале 2006 года посетил Москву и прочитал цикл лекций по политической философии, выступил с публичной лекцией на тему «Мифология и сознание современного человека», дал несколько интервью в печатных СМИ и на телевидении, выступил на Чтениях памяти Г. П. Щедровицкого, который был его другом.

Снялся в роли магараджи в фильме О. Д. Иоселиани «Охота на бабочек», стал героем латвийского документального фильма У. Тиронса «The Philosopher Escaped» («Философ сбежал», 2005) и фильма В. Балаяна «Чистый воздух твоей Свободы» (2004). Принимал участие в съёмках документального фильма, посвящённого Г. И. Гурджиеву — «Гитлер, Сталин и Гурджиев» (РТР, 2007).

В октябре 2009 года принял участие в съёмках фильма Отара Иоселиани «Шантрапа».

Скончался в своём доме в Лондоне 25 октября 2009 года от сердечного приступа.
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%8F%D1%82%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%9C%D0%BE%D0%B8%D1%81%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

слушать Философия одного переулка http://korolev-petr.livejournal.com/145920.html

Скачать pdf file bookZ_piatigorsky_pereulok 1,2 Mb

18 марта 2013
Источник http://www.svoboda.org/content/article/24928869.html

Свободный философ Пятигорский

Александр Пятигорский
Александр Пятигорский

Опубликовано 09.03.2013 11:37

Не знаю, существует ли какой-нибудь мировой (надмирный?) баланс, где что-то ужасно плохое в одной сфере человеческой жизни уравновешивается чем-то хорошим в другой. Вряд ли. Ведь для этого нужна некая шкала ценностей, мол, вот эта вещь важнее этого, выше, чище, ближе к Абсолюту. А такая шкала предполагает наличие Бога, что сомнительно. Тем не менее, предположим: существуй такая шкала, жизнь и мышление Александра Моисеевича Пятигорского интеллектуально и экзистенциально «перекрыло» бы множество мерзостей и глупостей, творившихся в русской (советской и постсоветской) мысли после Второй мировой. (И не только в русской, надо сказать.) Не «оправдывает», конечно, даже не «объясняет», а именно перекрывает – по какому-то неведомому нам гамбургскому счету. Иными словами, всегда есть выбор – либо «они», либо Пятигорский, который мыслит так, будто «их» никогда и не было.Информационно-аналитический сайт, каким, по большей части, является «свободовский», не место ни для чисто академических рассуждений, ни для задушевных меморий. Оттого перейду к сути дела.Александр Моисеевич Пятигорский (1929-2009) – философвостоковед,писатель. Закончил философский факультет МГУ, работал учителем в сталинградской школе, потом – в Институте востоковедения АН, дружил (и иногда сотрудничал) практическими со всеми главными участниками московской (и не только) интеллектуальной жизни 1950-середины 1970-х, в 1974 году был вынужден эмигрировать, поселился в Великобритании, работал в Школе востоковедения Лондонского университета. В двухтысячные довольно часто приезжал в Россию, где выступал с лекциями. В библиографии Пятигорского – больше дюжины книг на русском и английском (и их переводы на некоторые другие европейские языки, конечно), десятки эссе и статей, множество пространных интервью. Однако его считали, прежде всего, «говорящим философом», да и сам Александр Моисеевич предпочитал сочинению текста разговор с интересными ему собеседниками.То, что мы предлагаем нашим читателям, слушателям, зрителям, подтверждает это представление. Девятого ноября 1974 года в эфир Радио Свобода вышла первая беседа некоего Андрея Михайловича Моисеева о буддизме. Диктор объявила, что Моисеев будет некоторое время заменять заболевшего Леонида Владимирова, который вел передачи на актуальные европейские политические и культурные темы. Замена обернулась постоянной работой: с девятого ноября 1974 года по девятое апреля 1975-го Андрей Михайлович Моисеев прочитал на волнах «Свободы» 22 мини-лекции в рамках цикла «Древние философии мира». За древней последовала европейская философия Нового времени – а потом уже и двадцатый век. По дороге, к концу 1970-х Андрей Михайлович Моисеев превратился в Александра Моисеевича Пятигорского; в те годы на «Свободе» было принято брать псевдонимы, но философ через некоторое время отказался от своего. Имя менялось, но голос был, конечно, тот же – как и манера изложения, как и умение сложнейшие вещи излагать… не то, чтобы просто, но понятно (если, конечно, у слушателя есть желание понимать. Но на иных Пятигорский не рассчитывал).Всего в архиве Радио Свобода – больше ста двадцати записей Александра Пятигорского, из них около сотни – авторские беседы на философские и историко-культурные темы. Моя коллега Ольга Широкова (без которой все начинание было бы невозможным) нашла и систематизировала эти материалы, что сделало возможным придумать настоящий проект. Постепенно, мы будем публиковать философские беседы Пятигорского в звуке, именно как беседы, что сам философ наверняка бы одобрил. Естественно, к аудио мы будем добавлять редкие фото и видеозаписи – по мере того, как будем их находить. Начнем же проект «Свободный философ Пятигорский» с цикла «Древние философии мира». С сегодняшнего дня каждую субботу в рамках рубрики «Предмет разговора» Александр Пятигорский будет рассказывать о Будде, Платоне, «Бхагавад-Гите» и гностиках. Начнем с буддизма.Но перед тем как послушать беседу – видео. Коренной москвич Пятигорский возвращается на Красную площадь. 2003 год, съемки посвященного ему документального фильма «Философ сбежал»(режиссер Улдис Тиронс). Спасибо компании Locomotive Productions, которая любезно согласилась предоставить нам это видео:

Итак, за 29 лет до этого визита на Красную площадь Александр Моисеевич Пятигорский, только что эмигрировавший из СССР начал, под псевдонимом Андрей Михайлович Моисеев, цикл бесед о древних философиях. Первым героем его стал Будда. Та самая беседа от девятого ноября 1974 года.

http://realaudio.rferl.org/RU/manual/2013/03/07/59a4a4f8-33f0-493c-879e-c3c6eb9c3b14.mp3
Александр Пятигорский. Древние философии мира

Авторы проекта готовят очередной выпуск «Свободного философа Пятигорского» к следующей субботе. Следите за обновлениями в разделе «Предмет разговора». Со временем на свободовские беседы Пятигорского об истории философии можно будет подписаться на iTunes.

P.S. Заглавная фотография проекта сделана Петром Серебряным в лондонской квартире Пятигорского в 2006 году.

Метки: философияПятигорский

часть 2 ======================

Опубликовано 16.03.2013 11:22

Пятигорский (тот Пятигорский, которого я знал 15 лет; нисколько не претендую на какое-либо универсальное знание) обожал говорить об истории, особенно – двадцатого века, особенно о Сталине, Гитлере и Черчилле. Одна из его последних книг как раз об этом. Под “историей” Пятигорский имел в виду именно ее политическую разновидность, которая, в его варианте, была опытом философского мышления о недавнем прошлом. При этом, сколько я у Александра Моисеевича ни спрашивал по поводу его концепции, собственно, истории – он всегда уходил от ответа. Один раз я даже задал наглый вопрос, мол, как он себе представляет чисто буддийскую концепцию истории? может ли она вообще существовать? В результате Пятигорский вынудил меня самого ответить на этот вопрос, ответить примитивно, со ссылками на историческую концепцию Толстого в «Войне и мире» — после чего удовлетворенно хмыкнул.

​​Вторая беседа о буддизме, которую мы сейчас предлагаем вашему вниманию (вышла в эфир 16.11.1974, по-прежнему под псевдонимом «Андрей Моисеев»), отчасти намекает на то, отчего разговор о «чистой истории» был с Пятигорским невозможен. Вовсе не потому, что он философ, а не историк; такое соображение глупо принимать в расчет. На свете была (и есть) масса философов, которые – даже если их предметом не является «философия истории» (или, того хуже, «историософия») – имеют свою собственную концепцию истории. Это, в основном, те, кто считает философию профессией. Или те, кто уверен, что философия существует для того, чтобы объяснять всё — в том числе, и историю.

Для Пятигорского философия – совсем иное занятие. Это мышление о произвольных (но интересных лично ему) вещах, однако с одним условием – это должно быть, прежде всего, мышление о собственном мышлении о вещах. О страшной истории XX века он мыслил именно так: как о себе, пережившем ее и думающем о ней. И, конечно, буддизм был одним из объектов мысли Пятигорского (быть может, самым важным, но одним из многих); недаром он неоднократно говорил (ссылаясь на Эдварда Конзе, кажется), что изучать буддийскую философию можно, только если у тебя уже есть некая философская (или даже религиозная) позиция. К примеру, тот же самый Конзе (выдающийся исследователь и популяризатор буддизма в двадцатом веке) был гностиком, что сделало его работы гораздо проницательнее (хотя во многом он явно ошибался – но по-другому не бывает) и убедительнее.

Пятигорский подходит к буддизму как философ с уже сложившейся системой взглядов. Оттого его буддизм отличается от буддизма самих буддистов и от буддизма буддологов. В нижеследующей беседе из архива «Свободы» Пятигорский, излагая первую проповедь Будды, выделяет то, что ему важно как самостоятельному философу. Прежде всего: Будда был «философом для себя», а не «для других». Из этого следует, что каждый, именно каждый, кто начинает философствовать, делает это для себя, а не для окружающих. Цель любого рассуждения — прояснение чего-то для себя (своего сознания).

Для других же, говорит Пятигорский, Будда — врач. Он показывает средство избавиться от страдания; главный способ — следование так называемому Срединному Пути, который определяется как «благородный». Послушайте внимательно, что Пятигорский говорит о вульгарности; философ видит ее в совмещении у так называемых «обычных людей» любви и ненависти. Проявление любви, привязанности у таких людей непременно сопровождается выражением ненависти к чему-то другому. Любовь (одна крайность) существует за счет ненависти (другой крайности). А теперь вспомним российские общественные, литературные, политические споры, где для того, чтобы превознести что-то («X – великий незаслуженно забытый писатель!», к примеру), следует обязательно низвергнуть другое («Уж насколько X. лучше этой знаменитой бездарности Y.!»). Одна вещь без другой, одна крайность без другой в мышлении таких людей просто не существует. «Это метание между положительным и отрицательным, это вечное отстаивание самого себя, согласно Будде, глубоко вульгарно, низко, неблагородно — вне зависимости прав этот человек, или неправ», — говорит Пятигорский.

P.S. Фотография А.М.Пятигорского сделана автором этого текста осенью 2002 года во время философского семинара в замке Звартава (Латвия).

Александр Пятигорский. Древние философии мира-2

http://www.svoboda.org/archive/pyatigorsky/latest/16280/16300.html

Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 20

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 19

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 18

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 17

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 16

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 15

 Философия одного переулка

Александр Пятигорский читает отрывки из своего романа «Философия одного переулка»: 1) Первое предисловие 2) фрагмент Главы четвертой: Продолжение религиозного воспитания; обрывки разговоров о силе, диалектике и духе 3) фрагмент Главы семнадцатой: Риск

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 14

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 13

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 12

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 11

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 10

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 9

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 8

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 7

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 6

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 5

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 4

 Свободный философ Пятигорский Архивный проект. Часть 3а

(1) Текст и выделение (прописными).

Г.П.Щедровицкий «Процессы и структуры в мышлении» — курс лекций в МИФИ, февраль- март 1965, лекция 4. [«серая серия», т.6]

«Вся совокупность ПРОБЛЕМ и затруднений,
встающих перед нами, когда мы пытаемся рассматривать

ОПЕРАЦИЮ как ПРОЦЕСС,

заставляет предположить, что

этот ПОДХОД мало продуктивен

и не соответствует ПРИРОДЕ самих операций.

Поэтому ВМЕСТО ПОНЯТИЯ ПРОЦЕССА

мы вдвигаем на передний план

ДРУГОЕ понятие – СТРУКТУРЫ –

и пытаемся ПРОАНАЛИЗИРОВАТЬ операции с /182/ этой точки зрения …

… чем же, собственно, ОТЛИЧАЕТСЯ структура от процесса?

… по сути дела мы…

ПРОТИВОПОСТАВИЛИ друг другу

два СУЩЕСТВЕННЫХ образования:

ПРЕОБРАЗОВАНИЕ объектов, которое имеет НАЧАЛО и КОНЕЦ,

и операцию, которая имеет

СТРОЕНИЕ,

точнее – СТРУКТУРУ /183/»

(2) Подготовка к графикации/визуализации

Проблемы->операция-как-процесс -> подход -> соответствие природе -> вместо-понятия-процесса -> другое-понятие-структуры -> анализ-операций || отличие-структуры-от-процесса -> противоставили-два-существенных-образования -> преобразование -> начало-и-конец -> строение -> структура

(3) В одной плоскости
65

(4) разбить по слоям
65_

Государственная общественно-политическая библиотека