П.М.Королев: Стохастический момент истории

Posted: 2012/10/31 in Uncategorized

Аннотация: В данной работе рассматривается «умение угадывать» будущее, то, что этимологически выводится из греческого слова «стохастикос». Рассматривается полная типология игр, имитирующих историю в ее циклах. Велимир Хлебников рассматривается как образец «стохастикоса». Приводится перечень употреблений «стохастичности» в науке, и их критика. Дается методика игры G1, а также варианты локализаций истории. Используется различение трансляции и коммуникации (О.Генисаретский)

Ключевые слова: «стохастикос», локальная история, праистория, предыстория, особая история, временные ряды, традиция, проектность, игра 

1. Исходя из этимологии слова стохастикос – умеющий угадывать, и переводя ее в глагол угадывать, не трудно прийти к тому, что выражается словом прогноз, прогнозирование, в том числе научное, предсказание хода и результата процессов. Гностикос – знающий. Между «знающим» и «умеющим угадывать» собственно и пролегает поле моих исследований.

Дж.Бок и Г.Дженкинс [3] в главе 2.1 «Автокорреляционные свойства стационарных моделей» вводят понятия временных рядов и стохастических процессов (2.1.1) «Временной ряд – это множество наблюдений, генерируемых последовательно во времени. Если время непрерывно, временной ряд называется непрерывным. Если время изменяется дискретно, временной ряд дискретен.» «В этой книге  рассматриваются только дискретные  временные ряды,  в которых  наблюдения делаются через фиксированный интервал h». Говорится, как они – временные ряды – появляются. Способов два, среди которых во втором –  они появляются «накоплением переменной в течение некоторого периода времени». Далее рассматриваются детерминированные и случайные временные ряды. «Если будущие значения могут быть описаны только с помощью распределения вероятностей, временной ряд называют недетерминированным, или просто случайным… В этой книге мы будем исследовать именно такие случайные временные ряды». И далее: «Статическое явление, развивающееся во времени согласно законам теории вероятности, называется стохастическим процессом … анализируя временной ряд, мы рассматриваем его как реализацию стохастического процесса».

Авторы книги [3] далее переходят к стационарным процессам, определяя их (2.1.2) как

«Весьма специальный класс стохастических процессов, называемых стационарными процессами, основывается на предположении, что процесс находится в определенном статистическом равновесии. Стохастический процесс называется строго стационарным, если его свойства не зависят от изменения начала отсчета времени» и далее вводят в рассмотрение типичные инструменты – среднее значение, дисперсию стационарного процесса, автоковариацию и коэффициенты автокорреляции.

В нашем случае, когда мы рассматриваем историю как процесс, предположение о стационарности является чрезмерным упрощением, поэтому этими инструментами мы пользоваться не можем. Всемирная история, взятая как чистое знание, приближается к детерминированности и элемент стохастичности (предсказуемости) становится незначимым; в случаях локальных историй момент стохастичности приобретает существенное значение [10], поскольку историческое знание является лишь результатом процессов, протекающих в трех действительностях: теоретико-эмпирического определения исторического знака, логико-методического определения исторического знания и практико-методологического определения исторического значения.

Известно, что

«Стохастические системы — это системы, изменение в которых носит случайный характер. При случайных воздействиях данных о состоянии системы недостаточно для предсказания в последующий момент времени.» [Википедия]. Поэтому приходится «умение угадывать» выстраивать как комплексную соорганизацию вышеперечисленных действительностей.

В статье 2008 года [7] мы вводили «процессуальную единицу», с её помощью «времясчисление переводится и в план будущего». Попросту в этом докладе приводится один из первых опытов работы над темой «стохастический момент истории». Экономические и исторические циклы, приводимые там, носили характер упоминания в литературе и связаны с именами Жюгляра, Кондратьева, Чижевского, Тойнби, Гумилева и др. Здесь мы исследуем этот момент стохастичности под другим углом зрения: мы вводим понятие игры с таким ее атрибутом как длительность. В игре накапливается разнообразный материал, который подобно данным наблюдения за стохастическим процессом может дать локальное историческое описание. Мы даем исчерпывающую типологию игр.

Следует отметить и то различение, которое О.И.Генисаретский приводит в отношении трансляции и коммуникации. Первое понятие больше касается всемирной истории, в то время как второе – местной или локальной.

“Различение трансляции и коммуникации было одним из основных противопоставлений, в пространстве которого развивались методологические концепции вообще и концепция знания в частности. При этом трансляция соотносилась с диахронным историческим временем, а коммуникация —с синхронией, идентифицирующей «современность» как историческую ситуацию. Констатировался и феномен их функциональной конверсии: трансляцию можно было понимать как коммуникацию в историческом времени, а коммуникацию — как трансляцию культурных норм из одного «места» со-временной ситуации в другое.”[4:90]

И далее:

“Во-первых, выделяя в историческом потоке трансляции точку настоящего времени, «историческое здесь-и-теперь», — пишет О.Генисаретский, «я буду называть часть потока, предшествующую этой точке, «традицией», а последующую ей — «проекцией». Тогда ясно, что проекция длит традицию или традиция длится в проекции. Можно сказать и так: традиция обладает собственной проектностью, тогда как проектная устремленность в будущее интрадирована, т.е. осуществляет традицию. Некоторое неудобство таких определений состоит в том, что трансляцию привычнее мыслить в единственном числе, а традицию во множественном. Но это неудобство легко преодолимо, если традиции, да и проекции, принимать как различимые нити трансляции, наделенные своим историческим временем.

Во-вторых, для меня существенно противопоставление коммуникации, как процесса протекающего между ее различными агентами, и коммутации, как наличного состояния и установленных коммутативных связанностей названных агентов. В число таких связанностей входят не только линии связи, каналы, организованные в системы коммуникации, но и общая всем ее участникам текстуальность, психопрактики коммуникации и так далее. Условимся целое коммутативных связанностей обозначать термином «сеть».

Вспомним далее, что в той концепции рефлексии, которая связывалась в те же 60-е годы с теорией рефлексивных игр В.АЛефевра, речь шла, в сущности, о рефлексии в ее функциональном единстве с коммуникацией, а вовсе не о рефлексии в её отношениях с сознанием, мышлением или деятельностью.

Если все же настаивать на различении рефлексии и коммуникации, то принимая оппозицию «внутреннее/ внешнее», традиционно значимой для теории сознания, можно утверждать, что рефлексия —это внутренняя коммуникация (между частями, инстанциями сознания или субличностями, персонажами внутреннего мира), а коммуникация —это внешняя рефлексия, способ сознавания через обнаружение и принятие себя в другом, внутреннего во внешнем или же другого в себе, внешнего во внутреннем. Тем самым опознается рефлексивная природа названных выше коммутативных сетей, включая поле текстуальности, но также — коммуникативная природа рефлексивных связанностей сознания, образующих единое тематическое поле, материю и пространство самосознавания».[4:90-91]

Исследование коммутации (сети) позволило Джорджу Лайну сформулировать понятие «стохастического осциллятора» [2], «основная идея состоит в том, что при тенденции роста цены (возрастающий тренд) цена закрытия очередного таймфрейма имеет тенденцию останавливаться вблизи предыдущих максимумов. При тенденции снижения цены (падающий тренд) цена закрытия очередного таймфрейма имеет тенденцию останавливаться вблизи предыдущих минимумов».

Стоит упомянуть и про термин «стохастический резонанс», который был введен в 1981 году в статье Р. Бенци, А. Сутера и А. Вульпиани [1], в которой авторы исследовали периодичность наступления ледниковых периодов и обнаружили усиление слабого сигнала при наложении шума. «В 1983  г. это явление было подробно исследовано в триггере Шмитта и потом было открыто во многих физических, химических и биологических системах».Из описания явления следует, что в бистабильной системе, обладающей диссипацией «под действием достаточного внешнего воздействия система сможет перейти в другое состояние. Если достаточное внешнее воздействие периодическое, то система также будет периодически переходить из одного состояния в другое. Но недостаточное (подпороговое) воздействие не вызовет отклика системы. Если внешнее воздействие беспорядочно (шум), то система хаотически «блуждает», и спустя неопределённое время, средняя величина которого зависит от мощности шума, сможет перескочить из одного положения в другое. Динамика таких скачков будет беспорядочной».

Рассмотрим теперь суммарный эффект подпорогового периодического и хаотического воздействий. Само по себе подпороговое периодическое возмущение не сможет перебросить систему в другое состояние, однако шум помогает этому, подводя воздействие к «критическому» состоянию. В результате в отклике системы проявляется периодичность, как раз определяемая слабым периодическим воздействием.

Оптимальной (приводящей к максимальному отношению сигнала к шуму) является такая мощность шума, при которой характерное время жизни системы в одном состоянии равно половине периода периодического возмущения. Слишком сильный или слишком слабый шум приводят к меньшей чувствительности системы к слабому периодическому воздействию».

Условия для возникновения стохастического резонанса. «Система должна быть нелинейной, иначе отклик системы на суммарное воздействие будет просто суммой откликов и не приведет ни к каким новым эффектам. Система должна обладать по крайней мере двумя стабильными или метастабильными состояниями. Это может быть как бистабильная система, так и система с долгоживущим метастабильным возбужденным состоянием».

Системы, демонстрирующие стохастический резонанс, — динамика ледниковых периодов на Земле, динамика североатлантического климата, накачка в кольцевом лазере, органы чувств у ряда животных, биологические и искусственные нейроны».[Википедия]

2. О игровой симуляции исторического процесса мы можем сказать следующее. В игре мы можем выстроить сеть (в смысле Генисаретского), с таким количеством связей, что их количества будет достаточно, чтобы имитируемый (проигрываемый) процесс описать и «расширить» до статуса интрадиций будущего и проектных продолжений традиций в будущем. Стохастикос получает достаточный инструментарий, чтобы свою позицию в этой сети исполнять. «Наше открытие – писал я 4 года назад – выражается простой формулой: открыта процессуальная единица (примерно 80 лет), с помощью которой времясчисление переводится и в план будущего». Сейчас я бы сказал точно: 81 год – игра-1 (92 лет). Этот цикл я называл малым метаисторическим циклом. Теперь можно продолжить: 9 таких игр составляют игру-2 (средний метаисторический цикл, 93 лет, 729 лет); 9 игр-2 составляют игру-3 (метаисторический цикл, 94 лет, 6561 год). Продолжая так же, мы можем выйти на игры-N, на циклы, количество лет в которых 9N+1 лет (32(N+1) лет).

 

N, порядок игры                  1          2          3          4                     |  5                   6

Q, количество лет                81        729      6.561   59.049            |  531.421        4.782.789

 

При N=6 продолжительность цикла вырастает почти до 5 миллионов лет. Мы можем говорить о циклах как исторических (метаисторических) только в рамках N от 1 до 3, реже до 4, или – при определенных условиях – до 5.

При N=10 мы получаем порядок той большой игры, которая началась с великого взрыва (возраст нашей вселенной); игра-10 еще идет, но уже близок (в масштабах вселенной) ее конец и начало новой игры-10. Игры 1 и 2 проанализированы тогда, четыре года назад. В этой работе мы рассматриваем  стохастический элемент в истории, момент, связанный с угадыванием или предвосхищением.

3. «Особая история»

Я стоял лицом к лицу с невероятным явлением.  Бенедикт Лифшиц

«Таким я уйду в века – открывшим законы времени». Велимир Хлебников.

Великих имён эпоха начала XX века оставила множество. Но с Хлебниковым случилась особая история. -– пишет Глеб Давыдов в [5]. Он был больше, чем поэт, больше, чем литератор. Поэтому литературоведы и искусствоведы просто не обладают достаточным инструментарием для полного анализа его трудов, и к делу подключаются математики, физики, историки, лингвисты, психологи, философы… Часто — самые неортодоксальные из них, работающие на грани фола (а то и за гранью). …

«Словотворчество – враг книжного окаменения языка и, опираясь на то, что в деревне около рек и лесов до сих пор язык творится, каждое мгновение создавая слова, которые то умирают, то получают право бессмертия, переносит это право в жизнь писем», — писал Хлебников [«Наша основа»]

С символистами его роднило увлечение славянской мифологией, историей, эксперименты в области формотворчества (свободный стих, ритмизованная проза). Но вскоре становится ясно, что он вовсе не символист. При всем внимании к прошлому, он слишком ориентирован на будущее… Впрочем, футуристом его тоже до конца назвать нельзя. Во-первых, он не пользовался этим термином, предпочитая собственный неологизм «будетляне», а, во-вторых, его идеи сильно выходили за рамки каких бы то ни было условностей (к числу которых, несомненно, принадлежит деление поэзии на группы и движения). … По мнению Хлебникова, исторические события повторяются, как волны. Время циклично. Каждое определенное количество лет появляются в новых телах и культурах все те же личности, которые творят на новом витке истории все те же (но в новых формах) свершения.

«Законодательная деятельность» Хлебникова (он объявил себя «Королем Времени» и «Председателем Земного Шара», и писал «законы времени») была во многом, конечно же, литературной игрой. Но было в ней и много научного. Основной тезис Хлебникова сформулирован в «Досках судьбы» так:

«Я понял, что время построено на степенях двух и трёх, наименьших чётных и нечётных чисел. Я понял, что повторное умножение само на себя двоек и троек есть истинная природа времени… Там, где раньше были глухие степи времени, вдруг выросли стройные многочлены, построенные на тройке и двойке, и моё сознание походило на сознание путника, перед которым вдруг выступили зубчатые башни и стены никому неизвестного города… Я не выдумывал эти законы: я просто брал живые величины времени, стараясь раздеться донага от существующих учений, и смотрел, по какому закону эти величины переходят одна в другую, и строил уравнения, опираясь на опыт» [8]. 

Ведь то, о чем он говорил (концепция «пространство-времени», волновая природа времени и тому подобные вещи) сейчас стало вполне общепризнанной частью физической науки (например, работы Кондратьева и Чижевского по волнообразным колебаниям социальных сред… На языке науки то, чем пытался заниматься поэт Хлебников, называется спектральным анализом, то есть – выявлением подобий (в данном случае – в истории). Основанное на этом методе прогнозирование сейчас активно практикуется физиками. Велимир Хлебников делает попытку «открыть всеобщий закон мировой жизни, который позволил бы человеку ощутить свою тождественность со вселенной, уничтожить иллюзорную границу между временем и пространством и познать будущее в настоящем. Настоящее при таком подходе одновременно вмещает в себя и прошлое, и будущее. Что и нашло свое отражение в футуристической концепции преодоления времени» [5].

4. С методической точки зрения мы можем сказать о характере игровой симуляции следующее. Локализация может быть осуществлена как во времени (исторический период рассматривается как некая локальная история), так и в пространстве (история какой-то группы). Может быть локализация сделана и в отношении личности. Во всех случаях локализующая фокусировка делается в рамках всемирной (всеобщей) истории (N=3). Разумеется, что возможны и расширения «исторической» рамки до времен геологических и галактических (вплоть до N=10). Однако такое расширение само по себе требует времени. Так изучение небольшой области небесного пространства с задействованием самых мощных телескопов потребовали два года. Результаты проекта eXDF впечатляет [9]. В области, удаленной на 31 миллиард световых лет, мы можем наблюдать 5500 таких объектов, как галактики квазары и пр. О времени накопления данных говорит и сюжет американского фильма «Дежа вю», в котором по первой версии специальная служба обладает возможностями воспроизвести весь поток событий, происходящих 120 часов назад, при этом все можно наблюдать в любой точке под любым углом зрения, но только один раз, Вторая версия, фантастическая, которая связана с созданием «машины времени».

Еще один пример, в котором вырисовывается образец “стохастикоса”, Велимир Хлебников, он есть «культ узкоконфессиональный. Но благодаря этому сейчас, больше века спустя, ясно: он оказался самым долгоиграющим поэтом из плеяды российских гениев, заявивших о себе в начале двадцатого века» [5]. Так сужение взгляда исследователя истории позволяет за некоторое время накопить ресурс дальнейшего развития истории.

Методически историческое знание определяется на основании того практического опыта, который направлен на разработку исторических значений каждого события игры. Практика эта основана на методологической разработке логического обоснования исторического знания. И этот потенциал (необходимый для работы логика) складывается, в свою очередь, в процессе теоретического осмысления исторического знака. Знак истории ставится на «листочках», помеченных числом года, или какого-то другого исторического момента (дня), и в ходе эмпирической реализации методических предписаний образует как бы праисторию знания. Эта праистория через эмпирико-теоретическую (иными словами: научную) работу над историческим знаком переводится в статус предыстории, которая в свою очередь, в процессе практико-методологической разработки исторического значения, становится историей знания, параллельно порождая ряд интеллектуальных продуктов, таких как интуиция теории и теория интуиции [6]. Заметим, что, взяв стопку бумаги, мы на каждом листочке ставим номер (число) момента – года, например. Мы можем записать сюда свое видение этого момента, какие задачи надлежит решить, с какими «листочками» вступить в «кооперацию» и т.п. Мы можем записать и дату внесения записи. Этот протокол еще не знак, но через семиотическую проработку он может выявлять знак, в игровом варианте как знак игры, а через рефлексию – поиск подобий и повторяемости – как исторический знак.

О ложных историях и причинах такого «искажения». Если возникает какое-то затруднение, а оно возникает с необходимостью, то, проблематизируя его, мы можем описать ситуацию, в которой это затруднение возникает и причину возникновения. Снимая эту причину, мы выстраиваем процесс развития, который также – через рефлексию – может трактоваться как моделирующий историю. Историческое знание вкупе с знаком и значением и задает возможность локализации истории.

 

Petr Korolev

Stochastic moment of history

Anstract. Ability to predict as a Greek meaning of the word ‘stochastikos’ is on focus of the study. Complete typology of simulating history in its cycles games is presented. Velimir Khlebnikov as a type of ‘stochastikos’ is described. Methodics of G1 and variants for history localization are given. Distinction of translation and communication by Oleg Genisaretsky has been used.

Key words.’Stochasticos’, local history, prahistory, prehistory, particular history, temporal series, tradition, projection, game.

 

Библиография

  1. Benzi R., Sutera A., Vulpiani A., J. Phys. A14 L453 (1981)
  2. Акелис Стивен Б. Стохастический осциллятор (Stochastic Oscillator) // Технический анализ от А до Я. Полный набор инструментов торговли… от «Абсолютного индекса ширины» до «Японских свечей» = Technical Analysis from A to Z: Covers Every Trading Tool… from the Absolute Breadth Index to the Zig Zag / Пер. с англ. М. Волкова, А. Лебедева. — М.: Диаграмма, 1999. — С. 220—223. — 376 с. 
  3. Бокс Дж., Дженкинс Г. Анализ временных рядов, прогноз и управление: Пер. с англ. // Под ред. В.Ф. Писаренко. – М.: Мир, 1974, кн. 1. – 406 с. URL http://www.sernam.ru/book_boks1.php?id=14
  4. Генисаретский О.И. Знание между традицией, коммуникацией и рефлексией // Метод. Прикладное знание: Доклады второго Методологического конгресса (Москва, 18-19 марта 1995 г.) – М.: Шк.Культ.Полит., 1996. – 138 с. – Цит. по тексту републикации этой книги. – Кудымкар: Club-Congress Universal, 2005. – 136 с. – сс.90-112
  5. Давыдов Г., Велимир Хлебников. Растворяясь во времени  // Перемены: толстый web- журнал; URL: http://www.peremeny.ru/column/view/930
  6. Зильберман Д.Б. Генезис значения в философии индуизма.
  7. Королев П.М. Исторические процессы: циклы истории // Прикамье на рубеже веков: Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы истории и социально-экономического развития региона» 20 июня 2008 г., г.Кудымкар, — сс. 6-11
  8. Хлебников Велимир. Доски Судьбы. Бабков Василий. Контексты Досок судьбы. М., 2000 URL: http://www.hlebnikov.ru/works/index.htm
  9. Hubble Goes to the eXtreme to Assemble Farthest-Ever View of the Universe 09.25.12  URL: http://hubblesite.org/newscenter/archive/releases/2012/37
  10. Королев П.М. Ритмическая основа мифа и практической деятельности // Материалы первого международного конгресса по народной культуре, — Ханты-Мансийск, 2011 – в печати
Реклама
Комментарии
  1. […] Стохастический момент истории […]

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s